Амвросий Медиоланский

Отношения с государством — одна из самых важных проблем в истории Церкви. С момента зарождения христианства ответ на этот вопрос заново ищет практически каждое поколение верующих. Но среди христианских святых был человек, сумевший с помощью личного авторитета создать новую модель отношений между Римом и христианами, которая привела к крушению языческой религии и фактически стала одним из предвестников конца римской цивилизации. Память святителя Амвросия Медиоланского празднуется Православной Церковью 20 декабря.

Базилика Амвросия Медиоланского. Построена в 379-386 годах святым Амвросием Медиоланским на месте захоронения раннехристианских мучеников

Избранный устами младенца
Его звали Амвросий, и он смог успешно соединить в себе классическое римское мировоззрение с христианством. Он стал зримым доказательством того, что знатный римлянин может верить во Христа, а новая вера не противоречит традиционным римским добродетелям. Он родился около 340 года, а умер в 397-м, прожив всего 57 лет, но за эти годы он смог изменить и Церковь, и империю. В молодости он был адвокатом, а затем стал префектом в Северной Италии, то есть вторым человеком по значимости после императора, не считая других префектов. Его резиденция находилось в Медиолане (нынешний Милан) — втором по значению городе в империи после Рима. На посту префекта Амвросий отличался справедливостью и строгим соблюдением закона, а потому в 374 году его назначили арбитром в споре между арианами и православными, посвященном избранию нового епископа Медиолана.

В конце IV века эта должность была крайне желанной. После того как Константин Великий сделал христианство сперва дозволенной, а затем и предпочитаемой религией, в Церковь хлынул поток новых верующих и денег. Современник Амвросия римский историк Аммиан Марцеллин описывает кровавую бойню при выборе епископа в Риме в 369 году: «Дамас и Урсин горели жаждой захватить епископское место. Партии разделились, и борьба доходила до кровопролитных схваток и смертного боя между приверженцами того и другого… В этом состязании победил Дамас — благодаря усилиям стоявшей за него партии. В базилике Сицинина, где совершаются сходки христиан, в один день было подобрано 137 трупов убитых людей, а простонародье, долго пребывавшее в озверении, лишь исподволь и мало-помалу утихомирилось».

Подобное кровопролитие могло произойти и в Медиолане, а потому добросовестный префект пришел в базилику, где происходили выборы, чтобы утихомирить толпу. Амвросий с кафедры стал призывать людей к порядку, и в это время в храме трижды раздался детский голос: «Амвросий — епископ». Это посчитали знаком свыше, и, хотя кандидат не был даже крещен и предпочел спастись бегством из города, через некоторое время Амвросий был крещен и поставлен в епископы.

С этого момента начинается новый этап жизни бывшего римского префекта. Амвросий усердно учится: изучает Священное Писание и отцов Церкви, а затем начинает говорить проповеди, в которых сравнивает библейские тексты с сокровищами римской и греческой философии, литературы и истории. По мнению многих исследователей, делает он это не для того, чтобы римляне убедились в правоте нового учения, а для того, чтобы остановить процесс разрушения римской цивилизации и убедить христиан в богатстве античной культуры.

Церковь в государстве или государство в Церкви? 
Римская империя вступила в фазу упадка, христианская Церковь, напротив, резко набирала силу. В этих условиях необходимо было выработать способы взаимодействия Церкви и императора. Восточная и Западная Церковь пошли по этой дороге разными путями. В Константинополе со времен Константина Великого начинает формироваться идея цезарепапизма, которую сформулировал африканский епископ Оптат. По его мнению, власть императора ограничена лишь Богом, епископы подчиняются повелениям цезаря даже в церковных вопросах. Оптат выдал чеканную формулу этого типа отношений, которой потом с удовольствием пользовались цари как в Византии, так и на Руси: «Церковь в государстве, но не государство в церкви».
Амвросий Медиоланский
Разумеется, Амвросий Медиоланский не мог принять подобной доктрины. Рим стремительно менялся: сторонники старой римской религии чувствовали, что их время уходит, Амвросий пытался закрепить статус христианства в государстве, пользуясь личным влиянием на императоров.

Кульминацией этой борьбы стал знаменитый спор об алтаре Победы, который произошел во второй половине 384 года. Интересы язычников представлял префект Рима Симмах, со стороны христиан выступил Амвросий Медиоланский. Вся полемика представляет собой письма, адресованные императору Валентиниану II. Молодой цезарь еще не был крещен, а потому Симмах адресует юноше обширную реляцию (письмо), в которой просит восстановить алтарь Победы в Сенате. Аргументы римского префекта в основном сводятся к веротерпимости, защите старинных обычаев и сохранению традиционной римской религии, принесшей славу империи: «У каждого свой обычай, свои обряды. Божественная мысль дала различным городам различных богов-покровителей. Народы получают каждый своего данного роком гения, как новорожденные — душу. К тому же люди присваивают себе богов из соображений полезности: смысл всего скрыт от нас, но откуда мы правильнее всего познаем богов, как не по воспоминаниям и памятникам о счастливых событиях? И если протекшие века создали религии авторитет, то мы должны соблюсти верность стольким векам и следовать своим родителям, которые счастливо следовали своим».

Симмах приводит один из сильнейших доводов с точки зрения классических римских добродетелей. С момента своего основания Рим стоял на почитании «отцов»-патрициев. Древность же обычаев и правильность их исполнения была настолько важна, что если при выборах консулов происходила ошибка в процедуре или в гаданиях, то выборы аннулировались. Власть переходила к интеррексу (междуцарю), который в течение пяти дней должен был созвать народное собрание для выбора царя или консула.

В свою очередь, Амвросий Медиоланский пишет Валентиниану II два письма (17-е и 18-е). Первое он отправляет, еще не имея перед собой текста реляции, второе посвящено разбору аргументов оппонента. Первое послание содержит в себе понимание места Церкви в империи с точки зрения святителя: «Как все люди, которые находятся под римской властью, служат вам — императорам земным и государям, так и сами вы служите всемогущему Богу и священной вере. Иначе же спасение не сможет быть обеспечено, если каждый не почитает правдиво Бога истинного, а это — Бог христиан, который всем правит». Представления о том, что служение священника выше императорского, поскольку император остается в Церкви мирянином и в делах духовных подчиняется епископату и обязуется защищать веру силой своей власти. Амвросий был одним из первых западных учителей Церкви, сформулировавшим основу величия Рима как Церкви, которая затем получит развитие в средневековых спорах пап и европейских монархов. Именно с позиций сильной Церкви Амвросий будет потом говорить с узурпатором (человеком, незаконно захватившим императорскую власть) Евгением и с Феодосием Великим — последним цезарем, которому удалось ненадолго объединить Западную и Восточную Римскую империю.

Однако вернемся к полемике с Симмахом. Святитель приводит еще один довод, из которого видно, что Амвросий не ограничивал влияние Церкви лишь стенами храма. Сенат — это общественное место, где заседают сенаторы-христиане и сенаторы-язычники. Восстановление алтаря Победы нарушило бы права большей части сената и принудило бы христиан находиться в месте, где произносятся клятвы и приносятся жертвы языческим богам, которых он называет «демонами и идолами». Святитель Амвросий четко указывает императору, что между принципом равенства религий и поддержкой Церкви цезарь должен выбирать сторону христиан, поскольку он и сам должен быть христианином. Святитель впервые начинает в обращениях к цезарю использовать титул «христианнейший», вкладывая в этот эпитет совершенно определенное понятие — защитник веры, слушающийся повелений Церкви. Амвросий переворачивает формулу Оптата, предполагая, что государство находится в Церкви, но не Церковь в государстве.

Медиоланский епископ также чрезвычайно изящно опровергает идею Симмаха и классического Рима о том, что боги сражались на стороне легионов и даровали им победу. Идея эта была одной из основополагающих для римской цивилизации, и ради удовлетворения богов в прямом смысле слова отдавали жизни и простые воины и консулы, а каждая такая жертва становилась национальным героем и фактически новым богом для римлян. Амвросий же говорит о том, что победу Риму приносили не боги, но доблесть солдат: «Зачем мне отрицать, что их святыни сражались за римлян? Однако ведь и Ганнибал поклонялся тем же самым богам! Стало быть, боги могут выбрать кого хотят». Последняя фраза Амвросия в своей ироничности революционна не только с точки зрения античности, но и для Средневековья. Во время крестовых походов и франки, осаждавшие Константинополь, и греки, его защищавшие, считали, что Христос помогает только их войску.

В споре с Симмахом Амвросий победил. Алтарь Победы не был восстановлен, но Симмах уважал епископа и направил к нему молодого человека по имени Августин, которому предстояло стать одним из величайших учителей Церкви. Речь идет о блаженном Августине — авторе «Исповеди», «О Граде Божием» и других сочинений, составляющих золотой фонд христианской патристики. В свою очередь, Амвросий очень высоко отзывался о талантах Симмаха, и спор не испортил их добрых отношений.

«Могильщик» Рима
Высшей точкой политического влияния Медиоланского епископа стало покаяние императора Феодосия Великого и последовавший за тем ряд указов, ставящих язычество в империи вне закона. Отметим, что этот византийский император долго считал себя вправе вмешиваться во внутрицерковные дела, созывать соборы и даже запрещать христианам вести богословские споры. Для Востока с его идеей цезарепапизма это уже стало нормальной практикой, для Запада подобное вмешательство цезаря было неприемлемым, а потому диалог Амвросия с Феодосием стал практически неизбежным.

Среди писем святителя к царям есть и несколько посланий к Феодосию, в одном из которых Амвросий вновь декларирует примат Церкви над императором: «Если в денежных делах ты советуешься со своими комитами, то насколько в большей степени тебе надлежит советоваться со священником Господа в деле религии». В дальнейшем святитель неоднократно говорил цезарю о том, что «порфира делает людей царями, а не иереями», и считал епископское достоинство выше царского.

Столь бесстрашная позиция Амвросия принесла свои плоды — в 392 году Феодосий издает закон, фактически упразднявший всякий языческий культ. Он запрещал любые жертвоприношения (они приравнивались к оскорблению величества), осуждал людей, почитавших изображения, созданные человеческой рукой, предписывал конфискацию храмов и мест отправления языческого культа. Традиционной римской религии пришел конец. По иронии судьбы одним из «могильщиков» Рима стал Амвросий Медиоланский — человек, любивший античную культуру и философию и желавший приобщить к ней христиан. Истинный римлянин, он не просто смог говорить с царями на равных, но и заложить основу для воскрешения античности, привив ее к здоровому дереву под названием «христианство».

Андрей Зайцев

источник Нескучный сад 

 

Views (56)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.